Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html
U-201

погодное

Снег не идёт, снег стоит в воздухе, он стал явлением постоянным. Выглянешь за окно, а там всё то же: живая пелена, что стремится к земле, но достичь её не может, и так час за часом, день за днём.
Вчера я брёл вдоль застывшей на дороге колонны фур, километр за километром. Каждая кабина освещена, в каждой уютный (за)кавказский мирок, обычно невидимый снаружи, и полная невозмутимости физиономия водителя. Работают моторы, несёт гарью, морозная пурга наметает под колёса сугробики. Человек в жилете удерживает всю эту мощь при помощи волшебного светящегося жезла. – Не надо по дороге ходить! – А где же идти??
И - дальше, дальше, сапоги взрывают снежную целину, тянется бесконечная вереница красных огоньков… На расчищенном косогоре стоит грузовик, полный песка, наверху трудится человек с лопатой. – Европа, мать вашу… - только и слышится с высоты.
Ветер завывает, чертит позёмкой. Обточенные прихотливыми уступами сугробы теперь похожи на барханы. А кое-где в снегу выдуло углубления, похожие на могилки для бродяг: ложись, грейся, жди весны… Под жёлтыми фонарями хорошо видно, как снег швыряют большими охапками – вперёд, вперёд!
Наутро всё то же самое. Грохот и вой, вьюга ударяет по крышам, выбивая из них клубы снежной пыли. На каждой бочке вырос белый армянский конус. Очертания смазаны и границы стёрты, неясно, где начинается один сугроб и кончается другой. А сугробы уже высокие, по грудь, из них торчат верхние ветви навеки погребённого шиповника, похожие на обрывки окопной проволоки. Зачерпнуть колючую массу лопатой не сложно, сложно найти, куда её забросить.

Засохшие яблоки, что с осени висят на осине, по временам оживают и превращаются в осторожных снегирей. Они дружно слетают к кормушкам, если никого нет поблизости, и устраивают пиршество, по очереди раскачиваясь на зыбких столиках. Синицы перекликаются через улицу электрическими зуммерами. Зы-зызыть, зыть! Зы-зызыть, зы! Зырм… - Птиии - отзывается высокий голос на сосне.
А ведь давненько не слышно было птиц! Казалось бы: мороз, сиди себе, да молчи, береги тепло. Синицы… Интересно, почему этих жёлтых птиц так зовут? Странно, странно…
Но вот и они умолкают, матовый день меркнет.

…Только вдруг, на самом закате, небесную серь разодрало, словно птичьей лапой, она запестрела полосками синевы и слоновой кости. Синева ещё блёклая, сероватая, но… Весна близка.

Навеяно.

"Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая; в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается; и тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание."


Это вид на Константинопольский Акрополь с холма Св. Авксентия. Если сдвинуть птицу на 5 корпусов влево, она как раз закроет крылом купол Св. Софии. До нее - 7,5 км.

Орелъ!



Правда, у него только что пух вылез. Летать еще толком не умеет, больше прыгает или ходит вразвалочку по дорожкам кладбища.
Но жрать-то, конечно, хочет не меньше, чем когда сидел в гнезде. Поэтому периодически громко сигнализирует о наступившем желании, капризно сверкая желтым клювом. Ну ничего, скоро научится клевать жучков. Collapse )

Весна на кладбище

Честно говоря, +15 в начале апреля совершенно невыносимы. Пыль, солнце в дымке, и полное отсутствие кислорода, который жадно выпили лопнувшие почки сирени. Ощущение, что мир живет себя совершенно неправильно, то есть наизнос. Да еще тракторы с большими щетками поднимают облака пыли, состоящей из просыпанного зимой цемента и праха с могильных плит.

На кладбище Пасха, как говорят. Все чистят и красят. Траву - зеленым, гранит - красным, небо - синим. Правда, это делают каждый год, потому что... Ну, известно почему. Как там у Галича?

"А не пора ли, - молвил князь, -
Закрасить краской эту грязь?"
Маляр сказал: "Пора,
Давно пора, вельможный князь,
Давным - давно пора".
И стала грязно-белой грязь,
И стала грязно-синей грязь,
И стала грязно-желтой грязь
Под кистью маляра.
А потому что грязь есть грязь,
В какой ты цвет ее ни крась.


Но зато прилетели птицы. Какой-то серый мерзавец с желтым клювом бегал сегодня среди оград и призывно кудахтал. Причем клюв его казался настолько желтым и большим, что я сначала подумал: поймал гусеницу и несет птенцам. Но нет. Птенцы были только в птичьей голове. Их будущий родитель сиганул на ветку, нецеломудренно выгнул спинку и затряс растопыренными крылышками.

А потом появилась утка. Жирная и нахальная. Прабабушкины привычки возобладили, и она приземлилась в районе головинского пруда... Была несколько огорчена тем, что здесь давно уже город. Меня она почему-то не боялась. Видимо, понимая, что большинство людей в радиусе полукилометра давно умерли, одним решила пренебречь. Поэтому позировала довольно долго. Или просто не хотела покидать каменного орла? А может, от надгробия почвоведа Заварницкого веяло особым покоем... Впрочем, после десятого снимка птица очень выразительно, хотя и не особо эмоционально, прокрякала мне все, что обо мне думает, криво ухмыльнулась, и постепенно улетела. За фотосессию я благодарен, но все же обидно было видеть ее спокойное пренебрежения человеком, который зачем-то ходит вокруг, чем-то щелкает. Что-то строит, зачем-то живет, размножается, хоронит себе подобных рядом с водой, где утке так удобно закрутить роман и сесть на гнездо...

Collapse )

Диалоги о прекрасном.

От нашего бестолкового брата компьютеру нет никакого толку. Зато есть прок - компьютерщикам. Впрочем, то, что они существуют - великое благо. После почти суточной борьбы за выход в интернет я могу это сказать с полным основанием. Ночью мы с замечательным В. И. пытались зайти загвоздку в моих электронных мозгах. Сначала искали вирусы, потом пинговали. Меня сразу же рассмешили случаем из жизни:

Один человек пишет другому: не работает инет...
Тот отвечает: ты попингуй. (Т. е. проверь связь с сервером посредством команды ping.)
Раздраженное молчание, и ответ: сам ты попингуй! - От такого слышу!!

Но я-то теперь образованный :-)
В. И. говорит, что на днях битых полчаса объяснял некоему интеллигентишке смысл "пингования", и, видимо, его труды не пропали даром. Наутро звонок:
- Знаете, мой ребенок нарисовал картинку.
- ? И? Что на ней?
- Непонятно, но он говорит, что птичка.
- Очень хорошо, но причем здесь я?
- Дело в том, что, по моим представлениям, ОН именно так и должен выглядеть!
- Кто???
- Попингуй...