Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html
U-201

К ведьминым холмам

Дороги Ирландии – тема для отдельного рассказа. Как и её внутренние границы. Но я на них сейчас останавливаться не буду, скажу только одно: путь в Лохкрю был нелёгким. Полсотни километров на велосипеде, который больше напоминал соковыжималку – для выжимания соков из седока. Шоссе незаметно уходило вверх, но это «незаметно» для меня вполне даже заметно. Спасала ежевика, которая растёт повсюду вдоль дорог – удивительно вкусная и совсем не пыльная. Ну, и пиво, конечно же. В Келлсе, в пабе, оглядев мой рюкзак, мужики посоветовали вместо горба сзади отрастить лучше горб спереди – для пива.
Когда дорога забралась выше, отдыхать приходилось через каждый километр, а к паркингу между ведьмиными холмами я уже просто вёл велосипед в поводу, да и то он катиться не хотел - такой там крутой подъём.



Ну, вот я и добрался. К тому времени проглядывавшее по временам солнце окончательно скрылось, наступило предсумеречное время: вроде бы и светло ещё, но ясно, что близится вечер, и добрые люди должны думать, как будут возвращаться домой. Но дом я рассчитывал поставить под каким-нибудь кустом, благо кустов, холмов и перелесков вокруг было в изобилии. Только не так-то всё просто! Ни клочка пригодного пространства вокруг не находилось – колючие изгороди, проволока в три слоя, круглые меченые овцы и тучные коровы на склонах. Красивые таблички намекали: не ставь здесь свой шатёр, путник, поищи пристанище в деревне; да и быков поберегись… Что ж – и этого можно было ожидать.
Для начала я направился к малоинтересному холму, на котором почти ничего не осталось от древних захоронений, заодно рассчитывая найти потаённое место для ночлега.

Впрочем, пора рассказать про собственно место. Если Темра это пространство мифологическое, сказочная поляна с неясными отсылками к раннесредневековой реальности, то Лохкрю – явление гораздо более удалённой эпохи, здесь странным образом продолжают жить космогонические предания неведомых народов, здесь – начало, творение Мира, каким его (сотворение) представляли люди, первыми перебравшиеся на остров с континента. Здесь – дом старухи Кайлеах, повелительницы ночи и зимы. Ну, или проще – Хаг, ведьмы холмов. Но самом деле её звали Ваура, про неё в старину сложили стишок:

I’m the Caillaigh Waura,
I have many changes seen
I saw old Cairne Bawn a lake,
But now it’s a mountain green.

(Я ведьма Ваура, видала много перемен.
Я помню синь воды, где ныне холм зелен…)
Collapse )

Римское

Когда гость спрашивает меня: а что же ты привёз из Рима эдакого… высокохудожественного? - Я бережно беру его за локоть и веду длинным коридором на кухню, вещая при этом:
Вот попробуйте представить себе картину: жаркий полдень, небольшой книжный развал около знаменитого Палаццо, полусонные жандармы тихо тают в тени, каблуки по брусчатке... Завернул на минутку полюбопытствовать, люблю старые гравюры, а их было там множество: в витринах киосков, на столиках, на прилавках в больших альбомах. Прямо вот начиная с Пиранези и - до наших дней. А ещё виднелись карты всех эпох и континентов – готические шрифты, смутные названия городов и государств, абрисы стран из пунктиров, сороконожек, червячных изгибов речек и горных хребтов.

- Чем-то интересуетесь? – подходит ко мне итальянская дама в тёмных очках, высушенная и сожжённая солнцем, как полагается, до черноты, высвеченная до желтизны; возраста неопределённого, но совсем не молодого.
- Спасибо, - говорю, - просто смотрю пока.
- Спрашивайте, если что!
- Спасибо… Вы хорошо говорите по-русски!
- Ну, естественно, - отвечает, - если я из Харькова… Collapse )

Гениям на заметку

Поскольку мы дожили до столетия официального объявления русского холокоста, расскажу-ка я историю. Все знают, наверное, что кинорежиссер Алексей Герман до самой смерти (лет десять с хорошим гаком) снимал свой последний фильм «Трудно быть богом», да так и не доснимал. Съёмочный процесс был тяжёлым, мастер неделями мог выжидать, когда луч солнца в определённое время суток красиво преломится в капле на носу стражника или в грязной луже – я не преувеличиваю, воспоминания членов съёмочной группы существуют в сети.
Фильм в итоге получился… На мой взгляд, он вообще не получился, воспринимать этот набор физиологических сцен как кино невозможно.
Я долго размышлял: как же такое могло случиться с одним из наших лучших режиссёров? А потом посмотрел первый его фильм, «Седьмой спутник», и всё понял. Мне представляется, что история здесь вполне мистическая.
Спутник – это фильм про красный террор, про бессудные расстрелы неугодных новому режиму. Причём, жертвы показаны там если не с симпатией, то с определённым сочувствием – всё же люди… Хотя это 1967-й год, между прочим! Юбилей переворота.
Я живо представляю себе, как авторов, Германа и Аронова, принимали в Госкино. Наверное, сидел какой-нибудь предупредительный чинуша за большим столом. Наверное, вежливо кашлял, перелистывая сценарную заявку: кхе-кхе, очень хорошо, и руководящая роль Партии… но вот тут у вас…
А потом чинуша объяснил, что материал можно бы запустить в производство, но требуется подчеркнуть некоторые моментики…
В итоге вышло так:Collapse )

Пробелы, пробелы...

За границей часто бывает нужна фраза "что вы на меня так смотрите?" (Дома тоже нужна, но здесь проблем меньше). Увы, ни в одном разговорнике я ее до сих пор не находил, и очень жаль. В Вавилонском, что ли, посмотреть?

Тайноводственное

Вот же, как интересно! Оказывается, Ахматова 5 марта всегда выдавала птенцам гнезда своего некоторое количество дензнаков, чтобы те (птенцы) могли отпраздновать смерть тирана… Ну что ж, и гений, порой, может упустить из вида важные вещи. И гению в ХХ-м перепутанном веке может показаться, что смешение ритуалов вполне допустимо. На рубли с Кремлем выпить газировки за смерть… Гм. Но для Смерти – свои ритуалы, свои времена и сроки. А когда тянут с Тенара в неурочный час всякую хтонь, когда исполняют ради нее то, что полагается живым, это даром не проходит. Праздновать исчезновение упыря – все равно, что ему же подливать свежей кровушки. Вот потому только и волокут до сих пор несчастные люди цветуёчки к красной стене, мироздание восстанавливает таинственный баланс. Причем, над самой Анной Андреевной оно пошутило совершенно гениально. Но тренд, что называется, сохраняется.

Синаксари

Предуведомление.
Когда-то я начал вывешивать синаксари в своем пересказе
Давно дело было, но вот сейчас я вдруг обнаружил, что они обнародованы не все. Так что уж - думаю - пусть теперь и недостающие будут висеть под этим тэгом, для коллекции.
Но прошу заметить, что:
1. Эти тексты - всего лишь пересказ церковнославянских текстов из Постной (и Цветной) Триоди, сделанные любителем.
2. Цель пересказа - сделать чтение понятным.
3. С греческим текстом я не сверялся, потому как.
4. И - самое главное, пожалуй - Синаксарион составлен Никифором Каллистом Ксанфопулом, ученым византийским монахом 14-го века. Он не содержит символических текстов, ниже учительных. Тут всякое можно встретить. Но это памятник своего времени, который Церковь, тем не менее, несколько столетий читала на утренях, содержащих службы Триоди.
5. А я просто - см. п.1.

Впрочем, более научные публикции будут появляться вот здесь: http://www.ostrova.org/diy/monk/smirenie/

СИНАКСАРЬ В НЕДЕЛЮ МЯСОПУСТНУЮ ОТЧЕ, БЛАГОСЛОВИ
Collapse )
U-201

Ни о чем

…Над перроном станции «Правда» вдруг появилось солнце, и било оно в спины двум азиатским мальчикам, спешившим в свою юрту. В одинаковых красных курточках с псевдоузорами и надписями «Russia»; каждый тащил пакет, из которого торчала большая бутылка фанты – и только для того чтобы убедить меня, что изображение не двоится, пакеты они несли в разных руках. Светились курточки рассеянным сиянием розового снега, светились лимонные пакеты со снедями и апельсиновые бутылки.
А я топал навстречу ребятам, весь в кирзачищах и в ватнике, рюкзак гремел металлом, а хозяин его пытался понять: что же здесь не так? Ах, вот что! Радости нет на их лицах. Наливные помидорчики неуютно чувствовали себя в краю примерзших подметок. А зима ведь еще только началась!
Ушли и растворились, нырнули в переулок, в дачный подлесок. Скрылось солнце, все опять стало бело-черным, березово-еловым. И надпись «Правда» над платформой - что до нее этим ребятам? Временная пространственная привязка. А мне тут стоять и вспоминать, сколько офсетных орденов красовалось на каждой странице перед этим словом, когда его начертание было таким классическим. И что чувствовал робкий близорукий мальчик, мчавшийся вот почти в такой же электричке - только зеленой - и сидевший отдельно от шумных одноклассников, когда дядька напротив, оценив ситуацию, аккуратно сложил свою газету и протянул ему: на, развлекись! - И стал он развлекаться, начав, как взрослый, с передовицы. Стал пропускать сквозь себя газетную пургу, вихри оглушительных железнодорожных сквозняков, запахи опилок, угля и тухлятины. Эх, да то ли еще было!
В общем, зима русскому человеку родна (как и лето с осенью, впрочем). И даже рядом с самыми иероглифическими в мире тремя буквами хочется дописать валенком по свежему снегу: Yes! И вот это дурное предновогодие, «тринадцатый месяц» - оно наше, не отвертеться.
Надо склеить, наконец, карту Турции, висевшую раньше в комнате. А то с тех пор, как кот отгрыз кусочек Сирии, все явно пошло как-то не так.

Актуальное

Немолодая тетенька вспоминает, как приехала с мамой в Москву в начале 60-х, и как впервые попробовала мороженое. Причем, мама заставляла есть его с хлебом, что кончилось плохо: промывание желудка, все такое. Спустя годы спросила: мама, а ты помнишь?.. - Помню, конечно. - Но зачем?? - А чтоб сытнее было! Жили-то мы бедно очень...
Теперь тетенька смотрит в телевизор и спрашивает: вот зачем они нам все это показывают, про продукты?
- А чтоб вспомнили!
Грустно кивает.

Утро аэрофоба :)

Кофеварка, наспех прожевав последние зернышки, турбинно взвыла на холостых оборотах и начала набирать высоту под монотонное «ахтунг-ахтунг», несущееся из радиоточки. Сегодня опять дождь, и шторм, и ветер, и торнадо на 30% полугодовой мощности. Всем задраить люки и не двигаться.
Кофе получилась микродоза, но эти звуки взбодрили безо всякого кофе, и я бодро вцепился в подлокотники… Всего на пару секунд, пока не отпустило, и пока не понял, что все еще стою на кухне, а для покорения пространства сегодня к моим услугам только подземный железный червь.