Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html

Прочел вот в Скифском Патерике:

«Некогда святые Отцы Египетского Скита пророчески беседовали о последнем роде. «Что сделали мы?» — говорили они. Один из них, авва Исихион, отвечал: «Мы исполнили заповеди Божии». Спросили его: «Что сделают те, которые будут после нас?» — «Они, — сказал авва, — примут делание вполовину против нас». Еще спросили его: «А что сделают те, которые будут после них?» Авва Исихион отвечал: «Они отнюдь не будут иметь монашеского делания; но им попустятся скорби, и те из них, которые устоят, будут выше нас и отцов наших». Спросили его еще: «А что же будет потом?» - «А потом начнутся времена интернета и смогут христиане знать всю правду: и про себя, и про нас, и про тех, что были после нас. И будет им порой так стыдно, что за это им…» (пропуск в рукописи)

речи, речи...

Я не понимаю этого ажиотажа. По-моему речь политика, как жанр , может быть интересна и важна только в той степени, в какой она отвечает на Основной Вопрос. И, при этом, интересна ровно до того момента, когда ответ на него получен. Вопрос же звучит очень просто: бить будут? Остальное все пустая говорильня. Политик вообще мастер устного жанра, поставщик духовной пищи для интерпретаторов. Ну, по крайней мере до тех пор, пока он не стал действительно великим и о нем не написал Плутарх.
Вероятно, именно поэтому некто Джугашвили, узнав о грозном выступлении очередного Папы Римского, как говорят, деловито поинтересовался: а сколко у нэго дивызый?

Прощание с осенью - I

Ну что ж, пора прощаться с осенью! Летние веранды уже около всех кафе разобрали, некоторые даже разрезали автогеном. Воду я из дома в очередной раз слил – но это бы еще не беда, я открыл Перепускной Клапан! А когда открыт Перепускной Клапан – это значит, уже все, уже до весны.

Итак, снова из осеннего: Михайловское.



Хорошо там! Даже порой возникает внутри ворчливое: да кто бы тут не писал?!
Жаль, дом уже два раза восстанавливали – после 18-го и после 44-го.
И, в общем, чувствуется благоустроительная рука бессмертного (теперь) Гейченко.
Но «дали»-то – дали те самые, проверено.
Collapse )

Патриотическое

Директор чешет затылок.
- Вы знаете, ведь у нас сейчас указание избавляться от приезжих, брать россиян.
Я поражен до глубины души.
- Где же вы их столько возьмете? В Москве??
Ну... - он мудро улыбается, - Вы же знаете, россияне это те же киргизы, только с российскими паспортами. И еще из Мордовии к нам приезжают...
(Кстати, да, ребята из Мордовии работают хорошо. Лучшие мои плотники были оттуда. И у них принцип был: пока есть работа, ни капли в рот. Видимо, опыт.)

Хороший маркер :)

"Как тот, кто стоит на берегу моря, пока находится вне вод, видит все и обнимает умом океанский простор, когда же начинает входить в воды и погружаться в них, насколько сходит, настолько меньше видит то, что вне вод; так и те, которые становятся причастными Божественному свету, в какой мере преуспевают в познании божественного, в той же мере соответственно впадают в незнание (внешнего).. " СНБ

Плясать больше неоткуда.

На днях пришлось разломать печку. Хотя и не время, и не сезон, но пришлось. Сооружение норовило переложить часть своей тяжести мне на голову, и стало не до сантиментов. Хотя разломать – громко сказано. Я просто снимал кирпичи один за другим, как детские кубики. Черные трещины уже обозначили грани готовых раскрыться причудливых лепестков, но увольте от такой флористики!

Печки не стало. Жития ее было всего-то 12 лет. Нелепая конструкция делила единственную комнату на две части, и нежданный простор теперь навевает грусть. То, что еще вчера было домом – и достаточно уютным – вдруг превратилось в пустое гулкое помещение, слегка задрапированное пленкой и покрытое мелкой рыже-черной пылью. Даже плафон на люстре кстати разбился, и от этого ощущение «сдернутого абажура». Зато можно достаточно отстраненно посмотреть на эту разруху. Какова она? Окна пусты. Стол грязной посуды, сапоги в углу. Закатное солнышко и голая калина на дворе. – Вот, собственно, и все. В России солдаты часто рушили печи, чтобы сделать дома необитаемыми. Выворотишь штыком плиту – и все, враг уже не обогреется, не отдохнет в тепле. – Так и я ходил по своему дому, словно пришлец, как будто завтра опять отступление, и заботится особо не о чем. Осталось разрыть до дна пыльный чулан и вернуться к свече с растрепанной книжкой…

Впрочем, печку мы восстановим, даст Бог. Тихое место зимой человеку совершенно необходимо. Только есть какая-то великая неправильность в том, что быт стал настолько непрочным и временным. И на каждой маленькой штучке теперь указан срок службы: прошло три года, изволь выбросить. Деды померли бы снова – со своими наследственными кафтанами да саблями – узнай они про такое. Помню, говорили рабочим, что они все строят очень плохо и неосновательно, а те огрызались: вы тут все, как вороны, триста лет жить собрались! На ваш век хватит! Все так строят! – А вот, не хватает. Всего что-то не хватает на наш век – телефонов, домов, времени. Времени особенно жалко, ведь это единственное, без чего совсем не прожить. Господин из анекдота удивлялся: куда же девать все время, которое экономят эти умные машины? Понятно куда – починять старые, новые изобретать! И хочешь ведь сделать что-нибудь прочное, чтобы внуки хвастались – ан, нет, уже не выйдет. И железо те то, и дерева такого не выпускают, и руки-то – уж прости, хозяин!..

Впрочем, это урок. Вещи рассыпается в пыль, а сохранится только что-то действительно стоящее. На что стоит тратить время. А про многое лучше забыть, хотя бы и ценой разрыва с традициями - все равно бытовая энтропия растет такими темпами, что за ней не угнаться. Да и что в них, в традициях, кроме самой традиционности? Помню, те же самые западэнцы (уж простите, опять про них!), что строили наш поселок, как-то пришли покалякать:

- А мы вчера не работали. Праздник был, как же! Рождество какой-то Благородицы… А что это за Благородица такая (глубокий зевок) – мы и сами не знаем… Collapse )

(no subject)

Сегодня мы погребли под фундаментом абсиды мешочек c костями, которые долго лежали в ограде одного из знаменитых московских храмов. Рабочие выбросили их из ямы, выкопанной рядом с алтарем. Священнику несколько раз напоминали о том, что неплохо бы кости похоронить, но, сами понимаете, это не те проблемы, которые...

Если бы у меня спросили, я сказал бы, что это останки пожилого человека. Больше, пожалуй, ничего выяснить невозможно. Кости желтоватые, фрагментированные. Им можно дать 80 лет, а можно и все 300. Пока над городом бушевал тропический ливень, служили панихиду. На прошения ектении - удары грома...