Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html

Средство от чернокожих – делюсь опытом!


Говорят, они везде... Но везде я с ними не сталкивался, не знаю. В Риме это выглядит так: сзади слышится дружелюбное: откуда ты? - оборачиваешься, и все, ты пропал. Потому что, стоит тебе посмотреть в эти темные глаза, как сразу наступает фантасмагория шуток, кривляний и прочего бурлеска.
- Привет! Черный и белый! Акуна матата! Мы друзья! (Если ты, конечно, не расист, хе-хе). – Нет, я не расист.
- А у тебя жена есть? У меня их три в Кении, прикинь?
- Да уж, три – тяжело. Две, еще туда-сюда…
- Аа – уу! (Приплясывает). Черный и белый! Посмотри, какая разная кожа! Дружба! Вот тебе сувенир. Бесплатно! На счастье! Так у тебя жена есть? Вот и для жены браслетик! А дети?
– Да нет, нет у меня детей, - только и успеваешь вставить…
- Вот и для детей, держи! Бесплатно! Акуна матата!
Но пока соображаешь, куда девать этот ворох нежданных подарков, маска меняется, становится из веселой - печальной, буквально за секунду:
- А не мог бы ты дать что-нибудь для моих жен в Кении? Они очень хотят есть, им тяжело…
Collapse )

Ну и выборы!

Побывал тут у младенческих ларов, впечатлился. Вернее, ничего не понял. Какие-то люди, все – против всего плохого, за все хорошее… На Гудков. ру. – пятеро кандидатов, за них рекомендуют голосовать... - А что делать, если для тебя рекомендации Гудкова не особо авторитетны?
Но и эти пятеро ребят там не нашли, что нам сказать, кроме трех строчек, кроме того, что они молодые, красивые и креативные. И хотят следить за финпотоками. Гм. Дык, все же хотят! - Притом, сказать нечто конкретное ведь проще простого. В Хамовниках-то! Ну, скажите мне, что будете бороться за то, чтобы со сквера балетного училища срезали замок – я сразу и побегу голосовать. Его закрыли уже давно, якобы, кто-то хочет там все вырубить напсих и построить высотку, и, якобы, пока не получается. Но факт – то, что уже выросло поколение детей, которые в этом сквере не гуляли…
Значит – побоку, придется игнорировать мероприятие. В результате, везде опять будет «партия власти» . Туда нам и дорога. Красный гигант, чем быстрее набирает массу, тем скорее превратится в белого карлика или в черную дыру. Если я помню школьную астрономию.

Матильда здорового человека

Французский писатель Луи-Фердинанд Селин, посетивший в 1937-м году Ленинград, вспоминал:

«…По-настоящему, всерьез мы столкнулись с Натали только один раз. Это произошло по дороге из Царского Села, из последнего дворца Царя: Мы ехали в машине: и довольно быстро: эта дорога была не так плоха: Я поделился с ней своими сомнениями о том, что, пожалуй, не слишком этично тревожить тени умерших: безвинно убитых: посещать эту выставку призраков: снабженную вульгарными издевательскими комментариями: К чему это беззастенчивое злобное перечисление: всех, даже самых небольших странностей: проявлений дурного вкуса: смешных маний Романовых: колкости по поводу их амулетов, четок, ночных горшков: Она стала спорить со мной: Натали считала это совершенно естественным. Я настаивал на своем. Как бы там ни было, но именно оттуда, из этих комнат, Романовы отправились навстречу своей судьбе: их всех уничтожили в подвале: Может быть. Нужно было бы принять во внимание это обстоятельство: Нет! Я находил это проявлением дурного вкуса! В высшей степени дурного, гораздо более дурного, чем у всех Романовых вместе взятых: Collapse )
U-201

Ни о чем

…Над перроном станции «Правда» вдруг появилось солнце, и било оно в спины двум азиатским мальчикам, спешившим в свою юрту. В одинаковых красных курточках с псевдоузорами и надписями «Russia»; каждый тащил пакет, из которого торчала большая бутылка фанты – и только для того чтобы убедить меня, что изображение не двоится, пакеты они несли в разных руках. Светились курточки рассеянным сиянием розового снега, светились лимонные пакеты со снедями и апельсиновые бутылки.
А я топал навстречу ребятам, весь в кирзачищах и в ватнике, рюкзак гремел металлом, а хозяин его пытался понять: что же здесь не так? Ах, вот что! Радости нет на их лицах. Наливные помидорчики неуютно чувствовали себя в краю примерзших подметок. А зима ведь еще только началась!
Ушли и растворились, нырнули в переулок, в дачный подлесок. Скрылось солнце, все опять стало бело-черным, березово-еловым. И надпись «Правда» над платформой - что до нее этим ребятам? Временная пространственная привязка. А мне тут стоять и вспоминать, сколько офсетных орденов красовалось на каждой странице перед этим словом, когда его начертание было таким классическим. И что чувствовал робкий близорукий мальчик, мчавшийся вот почти в такой же электричке - только зеленой - и сидевший отдельно от шумных одноклассников, когда дядька напротив, оценив ситуацию, аккуратно сложил свою газету и протянул ему: на, развлекись! - И стал он развлекаться, начав, как взрослый, с передовицы. Стал пропускать сквозь себя газетную пургу, вихри оглушительных железнодорожных сквозняков, запахи опилок, угля и тухлятины. Эх, да то ли еще было!
В общем, зима русскому человеку родна (как и лето с осенью, впрочем). И даже рядом с самыми иероглифическими в мире тремя буквами хочется дописать валенком по свежему снегу: Yes! И вот это дурное предновогодие, «тринадцатый месяц» - оно наше, не отвертеться.
Надо склеить, наконец, карту Турции, висевшую раньше в комнате. А то с тех пор, как кот отгрыз кусочек Сирии, все явно пошло как-то не так.

Хроники идиотизма – или послевкусие Гражданской войны.

Вспомнил, что в нашем детском саду однажды случилась кампания, очень похожая на сегодняшнюю, с солдатиками.
Было это году в 76-м. Воспитатели внезапно повскакали с мест, воодушевившись чем-то, и начали бодро пролистывать детские альбомы с рисунками. На предмет идеологической выдержанности. А там… Ну, что там? Ясное дело, у девчонок цветочки, у мальчишек война. Война такая, как в кино: на немецких танках кресты, на немецких знаменах – свастика. И тут вдруг выяснилось, что этого нельзя. То есть, совсем недопустимо - если находили вражеский знак, уничтожали все батальное полотно методом выдирания и скомкивания. Аргумент был железный: да вы совсем уже, что ли!? Видимо, советским солдатам полагалось воевать самим с собой.

Ну да, мы совсем, мы что по телеку видели, то и рисовали. Помнится, воспитательница все примеривалось к толстому буржуину, которого я изобразил, уж очень он ей не нравился. Только вот беда: никаких крестов на нем не было, а уничтожать просто маловысокохудожественную вещь было странно: не при суриковке же детский сад, нужно понимать… Впрочем, этот вандализм мне вообще был не по нраву, и я быстро нашелся: кресты легкими штрихами превращались в окошечки. А свастики превращались в них и того проще. Раз – и у немецкого танка в башне окошечко – красота!
Кстати, хороший способ, пусть теперь Штирлиц ходит с окошечком на рукаве, всем будет приятно.
Но, в общем, мы привыкли. Раз «фашистов» рисовать нельзя, а солдатики были только советские, из красной, чаще всего, пластмассы, то приходилось думать, кого назначать врагами. Думали обычно недолго, и целые подразделения в звездах и с трехлинейками, навечно становились «гитлеровцами».
Проще было с золотистыми оловянными солдатиками, они быстро облезали, и их физиономии покрывались темными пятнами, что делало воинство похожим на небритых немцев под Сталинградом. Кто самый небритый, тот и враг…

И все же мне кажется, здесь был какой-то дьявольский расчет. Дети учились назначать врагов по внешним признакам, да еще выделять их из массы, вроде бы, «своих».
Феномен когда-то был исследован Высоцким в его "Оловянных солдатиках":

…Мучается полководец маленький,
Ношей непосильной отягчен,
Вышедший в громадные начальники,
Шестилетний мой Наполеон.
Чтобы прекратить его мучения,
Ровно половину тех солдат
Я покрасил синим, - шутка гения,-
Утром вижу - синие лежат.

Да, вольно гению шутить, он же не отвечает за военное счастье, улыбку фортуны и прочие неожиданности. Мы уж сами, без него, рассчитаемся и решим, кому налево, кому направо.

***

Трех вещей невозможно спокойно выслушивать в исполнении гомо человекус.
- Когда ребенок фантазирует, как будет мучить пленную Бабу Ягу.
- Когда взрослый дяденька мечтает, что скоро опять приползут совецкие танки и всех гадов раздавят, а остальные будут бояться.
- Когда старик вспоминает, сколько у него всего украли злые родственники за последние полвека, а особенно за минувший месяц.

Удивительно: маленький шведский мальчик, а так все понимает!

...
Боссе расхохотался.
- Карлсон в клетке, это да! Ой, представь себе, Малыш, что ты с классом придешь в зоопарк поглядеть на разных зверей и вы будете читать, что написано на табличках. Вот ты прочтешь на одной "Медведь белый", а на другой "Лось сохатый", или: "Волк степной", или там "Бобер обыкновенный", и вдруг: "Карлсон летающий".
- Не смей! - вскипел Малыш.
Но Боссе продолжал хохотать.
- "Карлсон летающий, просьба этого зверя не кормить." Представляешь, как бы он озверел, если бы это написали на его клетке!
- Дурак, - сказал Малыш. - Просто дурак.

(Это я к давешней эталонной выставке со "зверями" в клетке. Via olegvm )
U-201

70 лет назад - I

А мне вовсе не хочется никаких итогов. Давно уже ощущение, что жизнь развивается по каким-то иным циклам, отличным от простого солнечного или лунного. Что имеет значение не ночь 31/1, а совсем другие точки вальсирующей во мраке временной функции. Правда в результате, когда мне взбредает в голову праздновать важные даты, это приходится делать в одиночку. Ничего, не страшно.
Я вот лучше, вместо "итогов", кое-что расскажу.
Collapse )

Задумчивое

Не могу отделаться от ощущения, что в перенапряженном мире стремительно лопаются какие-то важные семантические струны. Несколько недель ходил под рекламным антиникотиновым щитом, на котором был изображен младенец с фотошопно погашенной о спину сигаретой. Дескать, курить в присутствии ребенка - то же самое.
А не так давно в православном магазинчике всякой дряни среди завалов пасхальных курочек, зайчиков, бумажных пасочниц и фарфоровых "яичниц" обнаружилась икона. Этикетка гласила: "плач Христа об обортах". Спаситель был изображен каким-то скрюченным, припавшим на колено, и напоминал тоскующего Гамлета. Но на ладони Его вместо черепа помещался окровавленный эмбрион... Незамысловатая молитовка на обороте оканчивалась предупреждением, что виновная женщина должна каяться до самой смерти. Но иконка греческая, так что я не зря, наверное, думаю о глобальном процессе. Раньше это называлось "каблуком на слезные железы", но сейчас тот каблук кажется пуантой. И уже, похоже, никому не понятно, что где, как, и в какой "кодировке" допустимо изображать.
Кстати, картиночку над Головинским шоссе поменяли - теперь там обнаженное предплечье, которое "взрезала" сигарета. Кровь хлещет, но, на мой взгляд, не особо убедительно. Collapse )