Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html

Пора, пора!

Самые жуткие мучения начинаются у перфекциониста тогда, когда работа сделана. Вот куда, например, положить последнее полено так, чтобы это было правильно и хорошо??

выйдя из бани

Облачность низкая, но в ней истончения. Полнолуние превратилось в набор светлых пятнышек, словно некто тайком выкрутил наше тёплое ночное светило и заменил его богомерзкой светодиодкой...
U-201

«Короткая» экспликация к предыдущему, про дурную голову…

В общем, на этот раз я умудрился заблудиться буквально в трёх соснах относительно знакомого леса. Правда, подмосковный лес меняется быстро, а на дворе была ночь.

Хотя сначала-то, конечно, сумерки. Я всего лишь планировал дойти до укрытой лощины и посидеть у костра, но что-то пошло не так. Сумерки были тихими, в серо-коричневых тонах. Довольно долго после захода солнца можно было различить каждую ветку, каждый прутик под ногами. А когда впереди возникали светлые пятна полян, припорошенных снегом, казалось, что там ещё вообще белый день. Я так уверен был в том, что цель путешествия совсем близка, что начал даже отламывать сухие еловые веточки для растопки. Но поляны сменялись полянами – уже не такими светлыми, как поначалу; замшелые поваленные стволы – стволами, и ничего более не происходило. Я уже махнул рукой и собрался стать лагерем под идеально ровной стеной, сделанной из глины и корней упавшего дерева, как вдруг заметил вдалеке проблеск фар. Откуда они там взялись – непонятно, но располагаться у кого-то на виду не хотелось, и я повернул обратно… Хотя где там поймёшь, куда – туда, куда – обратно? Потом нашлась идеальная полянка, я только захотел определить, куда же меня всё-таки занесло, прошёл подальше, выбрался даже на какую-то опушку… и не определил. Collapse )

Дачное

Сентябрь спрятан в облаках. Ни солнца, ни лазури, только серые ватные тучи. Березы стоят притихшие, задумчивые, еще зеленые, но уже по колено в опавших листьях цвета какао с одуванчиками. Всюду летают мокрые птицы, мокрый еж под крыльцом тихонько шипит, изображая недокрученную бутылку газировки. Лопаты, вилы и грабли валяются по огороду там, где их сразило непогодой, и от этого ощущение всеобщего хаоса. Месячного прогноза больше нет, есть лишь десятидневный, дождливый, а потом – еще на двадцать дней сухая статистика октябрьских ненастий. Статистика говорит о том, что пора вытряхивать из унтов мышиные гнезда.

Луна присутствует ночью в виде голубоватого пятна на чернильном небосводе. Лишь ближе к утру она внезапно проявляется: пятно яснеет, обозначаются контуры светила, а потом замечаешь, как пьяные небесные такелажники катят в разные стороны полупрозрачные кулисы. Вот они полностью разъезжаются, с минуту сверкающий серебряный глаз глядит на землю в холодном ужасе, фиксируя длинной магниевой вспышкой невеселую картину, - и опять плотно закрывается. Collapse )

Весна расчерчена

Как только темнеет, возвращается Зима. Бормочет: обождите, я еще побуду маленько. Забирается на кровлю, где на северном скате еще лежит снежная подушка, и, поворочавшись, засыпает. При этом дом начинает скрипеть и трещать, словно бы в хороший мороз. Но и мороз есть, градусов 8. Он него сухо щелкают разогревшиеся за день заборы и даже деревья, в недоумении застывшие на закате: что за время года? Пора, не пора? - Пора, весна! Мир уже расчерчен по ее планам, все выглядит иначе, чем месяц назад. Полуночный восток подозрительно голубеет, в засвеченном небе висят дымные полосы. Кошки не прячутся от морозной луны, как зимой, а мудро смотрят с осины прямо ей в глаза. Вокруг планеты сияет супрематический круг и туманный штрих касается его, намекая, что там, наверху, весенний мальчик уже приготовил свой обруч. Последний снег слежался до безешного хруста, всюду на нем строчки, черточки и пятна: талая вода превратилась ночью в блестящий серый лед.
Сегодня опять яркий бело-голубой день, а значит, к вечеру еще яснее проявятся все тропки, которые скоро появятся из-под снега, все наивные границы и контуры человеческого мира; все эти бордюры, площадки, тротуары. Капель, начавшая вчера работу, пробьет в сугробе новый пунктир.
Тела, способные впитывать тепло, его уже впитали – темные проталины дымятся вокруг деревьев, домов, одиноких камней… Остается только рассыпать на заледенелой тропинке немного сгоревших за зиму березок, чтобы солнце провело по весеннему чертежу еще одну черную китайскую линию.