Роман с продолжением

Я никуда не пропал.
Просто мы с mon_kassia пишем роман из жизни Византии 21-го века. И не виртуальной, а реальной - той, что выжила и существует в наши дни.
Подозреваю, что кто-то скажет: это-де, плод фантазии. Но прошу не спешить. Так уж получилось, что мысли, родившиеся в связи с романом, и его сюжетные линии, каким-то непостижимым образом обретают плоть.
Уже обрели плоть православные турки, уже тянут руки к энергоресурсам жадные попы, уже... Ну, да что рассказывать? Читайте. Полагаю, что в скором времени "реальный мир" еще больше пострадает от наших фантазий.
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_13.html
UPD
Сейчас, собственно говоря, в работе уже следующий роман:
http://byzantium-21.blogspot.ru/p/blog-page_8611.html

Арцах, октябрь 2021 г.

В Арцахе выдался засушливый год. Говорили даже, что дождей не было с прошлого ноября, с момента заключения перемирия. Не знаю, так ли это, но громадные пятна засохших лесов выглядят удручающе. Хотя и живописно – хмурые горы словно укрыты мягким плюшем.
В Арцахе засуха. Пересох даже источник, что третью тысячу лет питает знаменитый платан Тнджри. Дерево, впрочем, цело, за две тысячи лет оно успело пустить в эту землю настолько глубокие корни, что может пережить и не такое.
Мне говорили: поезжай, посмотришь, как там красиво! – Увы, вся красота, как по заказу, скрылась за пеленой тумана, который, впрочем, сам по себе красив: пошёл, наконец, дождь. Тяжёлые тучи сгустились прямо за нами, когда мы проезжали армянский пограничный пост в направлении Бердзора. Потом они быстро зашли с фланга и пошли в авангарде. Пейзаж впереди постепенно закрывался тёмными кулисами, свет яркого дня потухал. Тучи пришли из Сюника и принесли оттуда влагу в своём ненадёжном мелком сите. Дождь не пролился, не напоил – он только лишь повис в воздухе, омочил и оросил растрескавшиеся камни, лёг на вершинах гор туманными шапками.

Collapse )

Ераблур, 26.09

Ровно неделю назад в Ереване отмечали годовщину начала войны в Арцахе. Отмечали шествием к военному кладбищу, Ераблуру. Народу было много и, похоже, почти у каждого на «трёх холмах» недавно упокоился родственник или знакомый. Они прошли несколько километров под монотонный голос, зачитывавший имена погибших - думаю, он не дошёл и до половины списка… Потом – только молитвы и тишина. Особенно тихо на могилах, редко кто проронит слово. Смутные фигуры в полутьме, резкие силуэты под светильниками, дым кадильниц – декорации к «Антигоне»… И ничего более тут не скажешь.
А изобразительный ряд я расположу от конца к началу, так оптимистичнее.

Collapse )
U-201

Раскрывая карты…



Итак, что мы имеем. Книга некоего С. Суворова вышла под флагом несуществующего издательства «Умка-Пресс». Редактор опуса – потрясающая Аня Герасимова (Умка) которой автор не устаёт выражать благодарность.

Из аннотации:
Начинать исследовать жизнь дорогих и близких людей никогда не поздно.
Двадцатый век оказался скуден на семейные хроники, воспоминания, генеалогию,
многое приходится собирать по крупицам. Тем интереснее рассказ о человеческой
судьбе, сплетающийся из обрывков разговоров, писем, фотографий, случайных
свидетельств.
Эта книга — воспоминания внука о деде, отчасти попытка посмертного
с ним диалога. Герой её, Владимир Степанович Суворов, — уроженец провинциального городка, рабочий, солдат, сотрудник разведки, связист. Но главное —
человек, сумевший, несмотря на все невзгоды жизненного пути, не растерять своих душевных качеств. Автор пытается проникнуть в тайны, давно скрытые под
могильным камнем, расшифровать секретный код жизни деда, понять смысл его
поступков и устремлений. Тяжёлые и трагические (а порой и трагикомические)
приключения, выпавшие на долю Владимира Степановича, открывают перед читателем масштабную картину прошедшего столетия, уцелеть в объятиях которого
простому человеку было совсем не просто.

PS Нет, самореклама – это не моё. ))

Умри Денис, лучше не скажешь! (с)

«Самое превосходно-обдуманное и данное в наивыгоднейшем местоположении генеральное сражение зависит от больших или меньших случайностей, а чтобы любить случайности надо быть преисполнену поэзиею ремесла нашего, исключительно поэтического, а потому непостижимого для людей, руководимых единою расчетливостью, ничего не оставляющею на произвол случая, ничего не вверяющею порывам вдохновения. Нужно иметь твердую, высокую душу, жаждущую сильных ощущений, без влияния их на ум, ни от чего не смущающийся и всегда деятельный, на волю, сплавленную в единый слиток, и на мнение о себе полное неистощимого запаса уверенности в способности творить успехи там, где посредственность видит одну лишь гибель.»

Записки Дениса Васильевича Давыдова, в Россiи ценсурою непропущенныя

Ах...

Люблю слушать глубинных филологов! Глубинного филолога не обманешь. Вот собрались соседи у подъезда – исчезающая, к сожалению, натура! – и что-то обсуждают. Прохожу мимо, прислушиваюсь. Подержанный мужичок на скамейке с трудом заканчивает фразу, расставляет последние реперы: …ну, это в этой… в Калифорнии… в Силиконовой долине, во!
Дама второй молодости, гордо возвышающаяся на крыльце, сразу поправляет его: не в Силиконовой, а в Кремниевой!
И так много всего в её снисходительной усмешке… Дескать: мечты-то ваши, предпенсионные! Долин вам!.. Силиконовых подавай…

Гурманское

Когда вы начинаете утро с горячего золотистого хаша, в котором нежатся разваренные мослы... Хаша, в который вы крошите хрустящий сухой лаваш - и не без чесночного соуса, разумеется! - И который с удовольствием запиваете доброй запотевшей стопкой водки...
...и только потом просыпаетесь...
- Поверьте, это хорошее утро!

Погода вдруг напомнила...

Иду я (тому уж лет двадцать, как) по кладбищу, а навстречу знакомый могильщик. Хихикает о чём-то своём, усмехается. Спрашиваю: чегой-то так весело сегодня? А он мне: да тут случай был намедни... - и рассказывает историю...
Вот только представьте себе: лето, жаркое марево, трава едва виднеется из тополиной пены. Деревья замерли - ни ветерка... А по кладбищенской дорожке бегут трое. Номер один - это огромная собачина, которую отпустили побегать. Без намордника и поводка ей весело и хорошо. Вторая - девушка, слегка одетая в соответствующее погоде платьице. Она бежит навстречу собаке, умильно вереща: иди ко мне, мой хороший пёсик!! Третий - хозяин собаки, мужчина в животах, от бежит, отдуваясь, за своим питомцем и кричит, потрясая поводком: не разговаривайте с ним! Не разговаривайте!!
Но поздно... Разговор состоялся! Собак встал во весь рост, нежно обнял барышню и быстро покрыл её лицо питательной лизоцимовой маской. Не знаю, что та при этом испытала, но дальше было хуже. Пёсик схватил девушку за... - назовём это скромно воротом - и рванул вниз. При этом от платьишка оторвалась широченная полоса, от верха и до самого подола, а его обладательница осталась в э... - ну, в общем, раньше так по улице не ходили. Урча от удовольствия и взбрыкивая задом, пёся умчался в направлении ближайшего горизонта, чтобы выплюнуть свой трофей где-нибудь вне зоны доступа.
К сожалению, на этом история заканчивается, конца её мой собеседник не знал. А жаль!Вот что бы я делал на месте пострадавшей? Наверное, отсиделся бы до вечера среди могилок, а потом выворотил бы некрупный камушек и, прикрываясь им, стал бы голосовать на шоссе (богопротивных смартфонов тогда ещё не изобрели)... Но, надеюсь, она нашла лучший выход!
Не знаю вот только, в чём здесь мораль. Может быть, в том, что - слушать надо, что тебе старшие говорят! Слушать! Ну, хотя бы пару минут.